Entries RSS
image

Психологические особенности допроса в конфликтной ситуации

Мотивы ложных показаний. Мотивами сообщения допрашиваемым ложных сведений нередко являются:

·  боязнь оказаться разоблаченным в совершенном пре­ступлении, в каких-либо неблаговидных поступках и получить за это наказание, нравственное осуждение;

·  опасение быть отвергнутым личностно значимой для него референтной группой из-за допущенного по отношению к кому-либо из ее членов «предательства»;

·  бо­язнь мести со стороны соучастников преступления; стыд за содеянное, желание скрыть интимные стороны жиз­ни;

·  явная или скрытая антипатия к следователю и т.п.

У лиц психопатизированных, интеллектуально не­зрелых, инфантильных мотивами дачи ложных пока­заний могут оказаться:  стремление к самоутверждению, уверенность в своей якобы исключительности, негативизм по отношению ко всему происходящему, что проявляет­ся в малопонятном на первых порах упрямстве.

Состояние психической напряженности, возни­кающее при этом, может явиться мощным побудитель­ным фактором, занять доминирующее положение в структуре его мотивационной сферы, определяющей его дальнейшее поведение.

В состоянии психической напряженности таким ли­цам труднее критически осмысливать происходящее. Они легче уступают, отказываясь от собственного мне­ния. Одним из опасных результатов поведения таких лиц на допросе может явиться оговор ими других граж­дан. Мотивами оговора могут быть такие чувства, как месть, зависть, страх.

Мотивы самооговора.
Гораздо труднее разобраться в мотивационной сфере, в поведении допрашиваемого, прибегающего к самооговору. Формированию мотивов самооговора у допрашиваемого могут способствовать состояние безнадежности, своеобразной безысходно­сти, обусловленное утратой человеком веры в спра­ведливость, гуманность правоохранительных органов, законность их деятельности, под влиянием заключе­ния его под стражу в качестве меры пресечения, аре­ста в связи с задержанием по подозрению в соверше­нии преступления, а также под воздействием той не­гативной социальной среды, в которой он сразу же оказывается, будучи арестованным.

Однако, оговаривая себя, допрашиваемый может преследовать и сугубо эгоистические, корыстные цели:

·  признав себя «виновным» в менее тяжком престу­плении, быстрее получить за него наказание и таким способом уйти из поля зрения правоохранительных ор­ганов, ведущих расследование более тяжкого пре­ступления, которое совершил допрашиваемый;

·  приняв на себя всю вину за совершение группово­го преступления, добиться освобождения от ответст­венности других соучастников, в конечном итоге и са­мому получить менее строгое наказание.

Кроме того, надо иметь в виду, что причинами са­мооговора могут оказаться: временное расстройство психической деятельности допрашиваемого, его душев­ная болезнь, слабоумие.

Психология лжесвидетельства. В любых показаниях допрашиваемого, умышленно искажающего истину, содержится ложь, которая полностью или частично формирует то или иное высказывание.

С точки зрения структуры можно выделить следую­щие виды показаний, содержащих ложь: показания, полностью состоящие из вымысла; показания, частич­но содержащие ложные утверждения, которые либо прикрывают правду, которую допрашиваемый скры­вает, либо являются дополнением к ней.

В подобных случаях следователю необходимо пре­взойти допрашиваемого в ранге рефлексии, суметь вос­создать последовательность его возможных рассужде­ний и результат, к которому тот стремится. А затем, имитируя ход мыслей допрашиваемого, продумать се­рию уточняющих, дополняющих вопросов, которые побуждали бы его продолжать начатый им цикл мыс­лительных операций, часть из которых строится на лож­ных посылках. И чем последовательнее будут разверты­ваться следователем в виде вопросов первоначально сконструированные ложные утверждения допрашивае­мого, тем меньше у того будет оставаться шансов до­биться с помощью лжи поставленной цели. На это и рассчитан разработанный в криминалистике метод развертывания лжи.

В конечном итоге со всей очевидностью ложь будет обнаружена не зависимо оттого, признает данный факт допрашиваемый или все еще будет упорствовать и пред­принимать тщетные попытки придумать более «добро­качественную» ложь, оправдывая обнажившиеся во время допроса противоречия обычными в подобных случаях малоубедительными объяснениями о том, что его якобы «неправильно поняли» и т.п.

В литературе можно встретить достаточно широкий перечень признаков речевого (вербального) поведения, с помощью которых оценивается лживость показаний. В частности, о том, что показания могут быть ложны­ми, нередко свидетельствуют:

·  несоответствие показаний (полностью или частич­но) бесспорно установленным доказательствам по делу;

·  схематизм сообщаемых сведений, однотипность, «заученность» различных подробностей, сопутствующих событиям;

·  употребление несвойственных допрашиваемому ре­чевых форм, оценочных суждений, которые использо­вались ранее другими лицами на допросах;

·  «забывание» обстоятельств, которые вряд ли мог­ли быть забыты данным субъектом с учетом времени, прошедшего с момента событий, его возрастных, мнемических, профессиональных способностей;

·  дезадаптивные формы поведения на допросе, не связанные с самим фактом вызова на допрос, возни­кающие в качестве ответной реакции на уточняющие вопросы, на предъявление доказательств по делу.

Комментарии (1) на "Психологические аспекты организации судебного следствия"

Отправить комментарий

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.